Коллегия адвокатов

"Московский Юридический Центр"

Адрес:

105062, г.Москва, 2-й Сыромятнический пер., 10А

Рег. № 50/8296

в реестре адвокатов Московской области

Адвокат 

Григорьев А.Л.

«Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката» 

Так, собственно, лаконично звучит присяга, которую приносит каждый адвокат перед «вступлением в профессию».

Здесь возникает вопрос, что именно адвокат должен вкладывать в понятия «честно и добросовестно», особенно учитывая специфику решаемых им проблем, где такие понятия, как «закон», «справедливость», «мораль», «доверие» зачастую противоречат друг другу, оставаясь при этом неразрывно связанными?

Наивно было бы полагать, что ответ на этот вопрос должен дать клиент, потому как он, обращаясь к адвокату за помощью, обоснованно рассчитывает на компетентность последнего и на верность принимаемых им решений.

 

На мой взгляд, «добросовестно» означает, что адвокат должен досконально изучить проблему, выполнить все возможные эффективные действия для её разрешения, какой бы малозначительной она не казалась: за малой проблемой может скрываться большая.  Например, в моей практике был случай, когда одна компания обратилась с простым вопросом – взыскание задолженности по договору поставки. «Типовой» подход многих (к сожалению) юристов подразумевал бы просто проверку факта осуществления поставки, наличия задолженности, её правильного расчёта и соблюдения претензионного порядка урегулирования спора. Всё, можно готовить исковое заявление и обращаться в суд. Тем не менее, при внимательном анализе всех документов (включая e-mail-переписку сотрудников) компании были выявлены довольно странные противоречия. Как оказалось, недобросовестные сотрудники компании-клиента, пользуясь значительным объёмом поставок, множеством аффилированных лиц и отсутствием должного контроля со стороны руководства, организовали изготовление поддельных документов на оплату счетов, поставки по которым не были осуществлены. Учитывая, что часть этих счетов контрагент-потенциальный ответчик уже оплатил, последствия судебного разбирательства «в лоб» могли бы быть довольно неприятными. Поэтому линия защиты интересов доверителя была скорректирована, отношения с контрагентом сохранены, спорный вопрос – урегулирован.

Кроме того, добросовестность адвоката также подразумевает постоянное самосовершенствование: повышение профессионального уровня, приобретение новых знаний и навыков в смежных областях, необходимых для эффективного оказания юридической помощи (психология, экономика и пр.), отслеживание всех изменений в законодательстве и технологиях.

 

Что же касается «честности», то это наиболее размытая и сложная категория. Так или иначе, подавляющее большинство жалоб на адвокатов, рассмотренных и удовлетворённых соответствующими квалификационными комиссиями, касаются не профессионального уровня юриста, а его недобросовестных действий: «гарантирование» успеха в заведомо безнадёжном деле; введение в заблуждение относительно размера и структуры собственного гонорара; искусственное «усложнение» или затягивание решения задачи с целью увеличения размера вознаграждения и пр. К особо «криминальным» случаям можно отнести «сотрудничество» с оппонентом доверителя (включая правоохранительные органы), использование информации, полученной от доверителя, во вред последнему (в том числе, путём разглашения), прямой шантаж доверителя и пр.

 

Всё это подрывает самое важное, что может быть в отношениях адвоката с клиентом – доверие. Не буду оригинален, сравнивая профессии адвоката и врача, но они  действительно похожи: пациент/доверитель (будучи, как правило, абсолютно не сведущим в соответствующей профессиональной области) собственноручно раскрывает перед врачом/адвокатом все свои болевые точки и уязвимости лишь с целью эффективной их защиты. Ему не приходит в голову даже мысль о том, что врач умышленно будет использовать полученные знания с целью усложнения процесса лечения или адвокат впоследствии займёт сторону противника и использует всю полученную информацию против доверителя.

При подорванной подобными действиями репутации адвоката его профессионализм (каким бы высочайшим он не был) отходит на второй план, если не оборачивается против него самого. Ведь, как сказал Марк Туллий Цицерон,  «чем человек умнее и искуснее, тем он становится более ненавистным, когда он утратил свою репутацию честности».

 

К одному из проявлений честности я также отношу избирательный подход к принятию поручений от доверителя: быть лучшим во всём – невозможно. А принцип «ввяжемся в драку – потом разберёмся», во-первых, не соответствует основам адвокатской деятельности, а во-вторых – зачастую губителен для исхода дела. Желание заработать здесь должно уступить место заботе об интересах доверителя.

 

С такими установками 16 лет назад, я начал свою карьеру в области адвокатуры и консалтинга. И по мере личного и профессионального развития я лишь укрепился в правильности и незыблемости вышеизложенных принципов.